Немецкая татарка Медина

Сен 15 • Портреты • 4006 Views • Комментариев нет

Сколько еще тайн и открытий хранят семейные архивы, какие судьбы, драмы и трагедии спрятаны среди этих пожелтевших листков, которые старательно прятались и оберегались от чужих глаз в годы Советской власти, старшее поколение предпочитало не рассказывать детям об истории своих семей.

Это повествование посвящено истории знатной татарской семьи и одной из ее представительниц, к счастью, не потерявшей своих корней. Итак – Медина мурза-ханум Мамлеева, дочь татарского князя и мурзы Измаила Мамлеева. Я бесконечно благодарна судьбе за то, что она подарила мне возможность общения с этой замечательной женщиной.

Медина ханум – личность на редкость незаурядная: кроме того, что она была прекрасным инженером и переводчиком, она обладает множеством других талантов. Она пишет книги, сказки, великолепно разбирается в минералогии, удивительно глубоки ее познания в истории и геральдике. Пережив много лет назад страшную болезнь, побывав за гранью бытия и вернувшись оттуда, Медина ханум открыла еще в себе дар парапсихолога.

Но для начала – немного истории. Вот что написано в «Очерке истории татарского дворянства» (автор – Саид мурза князь Еникеев) о роде Мамлеевых:

«Начало этого древнего татарского рода теряется где-то в седой степи Дешт-и-Кипчака, а на русской службе предки Мамлеевых упоминаются уже в первой четверти ХVII в.

В боярских книгах… Мамлеевы именуются князьями. (…) Мусульманская ветвь этого рода, носившая титул мурз, продолжалась и в Уфимской губернии».

Сама Медина ханум рассказывает: «Мы татары уфимские. Отец родился в Белебее, а его мама из рода князей и мурз Чанышевых. Брат Ханифы Чанышевой – моей бабушки – был царским генералом и проживал в Петербурге…»

По словам нашей героини, семья отца была многочисленной: пять братьев – Амир, Измаил (отец Медины ханум), Осман, Исхак и Али, и две сестры – Суфия и Камила. Судьба разметала Мамлеевых по всему миру. Одна из родственниц Медины ханум – Фатма Мамлеева – была женой последнего турецкого султана Абдул Хамида II, скончалась в 1918 году. Безутешный муж построил ей роскошный мавзолей, а также детскую больницу, которая носила ее имя.

А как же сама Медина ханум? Говорят, никому не ведомы пути Создателя. Вот и наша героиня, родившаяся в 1922 году в Петрограде, не думала, не гадала, какие зигзаги судьбы уготованы ей на жизненном пути.

После революции семье пришлось забыть, что она принадлежала к дворянскому сословию: мать Медины ханум, немка, происходила из знатной петербургской фамилии, ее отец был царским генералом, виднейшим специалистом по топографии. Но в 20-е годы за такое происхождение можно было поплатиться жизнью. И в конце 20-х годов мать Дины, как называли девочку дома, рассталась в силу обстоятельств с мужем – князем Мамлеевым, – и вышла замуж за самого что ни на есть пролетария крестьянского происхождения. Девочку забрал к себе отец, а с мамой остался сын – младший брат Дины, которого звали Шамиль (позже его стали называть Владимиром – в честь деда, отца матери). Отец, Измаил, по работе вынужден был постоянно находиться в разъездах. На долгих страшных два года Дина попадает в детский дом. Пронзительно, ярко и выразительно описала Медина ханум то время и последовавшие затем годы, жизнь, в новой семье, взросление, редкие встречи с отцом, события в стране, начало войны в своей книге «Открываю мою душу». Несколько лет назад эта книга победным шествием прошла по книжным магазинам, став бестселлером, выдержала несколько изданий.

В далеком 1943 году судьба распорядилась так, что мать Медины вместе с семьей вывезли из оккупированного Харькова, в котором семья проживала еще до войны, в Германию: мы уже упоминали о том, что мать Медины была немка, и их отправили как фольксдойче на историческую родину. Но сама Медина Измаиловна всегда считала себя татаркой. С юмором рассказывала она, как в 1943 году во время процедуры натурализации, отвечая на вопрос чиновников, она назвала себя татаркой, и все управление сбежалось смотреть на нее как на нечто экзотическое, ведь татары – это имя, обросшее невероятными домыслами и легендами. Впрочем, к «татарскому вопросу» мы еще вернемся.

Уже будучи в Германии, Медина ханум подтвердила свой княжеский титул вместе с фамильным гербом, а затем получила свидетельство и от Дворянского собрания татарских мурз, что находится в Уфе.

Мы уже говорили о том, что книга воспоминаний была издана всего несколько лет назад. А теперь послушаем опять Медину ханум:

«Мою книгу воспоминаний я написала в начале 60-х годов. Побудило меня к этому то, что дети мои не понимали того, что я им рассказывала из моей прошлой жизни. Над книгой я работала более трех лет, писала ночами и все эти ночи я плакала. Публиковать эту книгу я не собиралась. Но потом об этом узнал мой дядя в Сан-Франциско Ибрагим Мамлеев. У него была в Калифорнии своя радиопрограмма и связи в русскоязычной прессе. Позже младший брат моего отца Али Мамлеев направил меня к своему другу – татарину Давлетшину (Тамурбек Давлетшин – известный на Западе специалист по Советскому Союзу, автор татарско-немецкого словаря, прим. авт.), который заведовал архивами по Советскому Союзу в Мюнхене. Я переслала Давлетшину рукопись, он прочел и очень настаивал на публикации… Из печати книга вышла много позже, когда я уже была известна как автор сказок о драгоценных камнях».

Но, кроме сказок о драгоценных камнях и мемуаров, у Медины ханум есть еще интересные работы, связанные с парапсихологией, и татарские сказки. Возвращаясь к «татарской теме», нельзя было не поинтересоваться, почему же появились сказки именно о татарах, на что прозвучал ответ, что писать о татарах она стала по той причине, что знают о них в Европе мало. По словам нашей героини, уже теперь, в конце жизни она поняла, что это ее долг – написать о татарах, познакомить западного читателя с татарами. Мотивы для татарских сказок обычно выбирались из старых татарских записей, перерабатывались для западного читателя и… «потекла моя татарская фантазия, и я сама написала 8 сказок в татарском духе. Эти сказки еще и запоздалый подарок моему усопшему отцу».

Когда Медина ханум заговаривает об отце, глаза ее светлеют, голос становится мягким. Она вспоминает такой эпизод из жизни:

«Один из папиных подчиненных по работе в Казахстане сообщил мне, что папа скончался. Уже много лет спустя я случайно нашла папу и была безумно рада. Он был вторично женат и проживал в Донецкой области. Мы с мужем стразу же стали оформлять для него приглашение к нам. Около пяти лет я ежегодно высылала отцу официальные приглашения, а советские органы его все не выпускали. И вдруг однажды – отцу был уже 81 год – приходит к нему милиционер и говорит: «Собирайся, твоя виза истекает». Отец пошел на базар, продал один из костюмов, который мы ему прислали, и купил билет, как я ему советовала, чтобы добраться кратчайшим путем через Киев – Вену – Мюнхен. Но его сняли с поезда и велели ехать в Москву на собеседование. В Москве товарищи ему объяснили, что не положено советскому инженеру ехать на Запад как простому туристу, а надо ехать в вагоне класса люкс. И, чтобы не оплошать перед Западом, он должен еще доказать, умеет ли он пользоваться вилкой и ножом. Конечно, он умел это, и даже лучше тех, кто проводил с ним «разъяснительную работу». А так как виза на это время уже была открыта, он потерял несколько дней. Билет у него, понятное дело, пропал. Пришлось опять идти на базар и продавать последний западный костюм, чтобы купить новый билет, в вагон первого класса, как требовали товарищи из соответствующего ведомства. Четыре дня он был в дороге, утром прибыл в наш город, но не мог ни позвонить, ни сесть в автобус, так как на границе у него забрали все деньги. Ему пришлось идти пешком несколько километров, чтобы дойти до нашего дома. Когда после работы мы с мужем подъехали к дому, я увидела папу!!! Радости моей не было конца, я бросилась ему на шею и никак не могла от него оторваться. А он шепнул мне украдкой: «Дина, в этом маленьком магазинчике рядом больше продуктов чем в Москве!»… Что нас глубоко поразило – это то, что в своем маленьком потрепанном чемоданчике папа привез десяток червивых яблок, несколько крутых яиц и черных коржиков, чтобы мы не голодали! Наслушавшись советской пропаганды, он не хотел быть нам обузой… провожая, мы упаковали ему столько вещей, что все это с трудом можно было поднять, и на обратном пути на границе уже ничего не забрали. А когда он вернулся, на вокзале он сказал встречавшей его жене: «Теперь я могу умереть спокойно. Дети мои обеспечены».

Вот так лихо закручены бывают иногда жизненные сюжеты: потомок одного из старинных татарских княжеских родов Медина мурза-ханум Измаил кызы Мамлеева – ныне жительница Германии и одна из популярнейших немецких писательниц, парапсихолог. Можно было бы еще много и долго говорить о парапсихологии, но это – тема для отдельного разговора.

На прощание я крепко обняла Медину ханум и подумала: какая несправедливость! Литературное наследие татарской княжны, ставшее уже европейским достоянием, увы, неизвестно российскому и татарскому читателю Где вы, рамиевы нашего времени, кто открыл бы нам мир Медины мурзы-ханум Мамлеевой?

(Примечание: книга мемуаров Медины Мамлеевой «Открываю мою душу» переведена на русский язык и ждет своего издателя).

Венера Вагизова, Берлин

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

« »