Татары у колыбели Пруссии?

Авг 24 • Наука • 2973 Views • Комментариев нет

Первые упоминания о бродячих странниках, которых называли татарами или тартарами, встречаются со времени появления представителей племени «рома» в Европе. В XIV веке начинается европейский период в истории рома, синти, калов и других романоязычных племен и групп. Упоминания из 1348 года являются первыми источниками, сообщающими о темнокожих чужаках в Сербии, в 1370 году – в Молдавии, в 1385 году – в Валахии и в 1399 году – в Словакии. К началу XV века сообщения о пришельцах стали появляться в Центральной Европе. В Хильдесхайме в 1407 году их назвали татрами (татарами, таттерами), подразумевая, очевидно, что это были передовые отряды монгольского войска или татары Тимурленга; это было название, которое было в ходу в Северной Германии и в Скандинавии вплоть до начала ХХ века. До сих пор еще в Скандинавии бродячие племена синти и рома до сих пор называют татерами (Норвеги) или таттарами (Швеция). Но даже в Скандинавии татарами вовсе не обязательно называли цыган или другой странствующий народ. Цыгановед и этнолог Гильзенбах пишет в своих работах прежде всего о циганах, но попутно упоминает и о настоящих татарских семьях в Скандинавии, прежде всего, в Швеции. Речь здесь идет, скорее всего, о тех семьях, которые перебрались сюда из соседней Финляндии, то есть о мишарях-татарах. Далее он пишет: «…Представление европейцев об азиатских народах в XV и XVI веках было достойным удивления и имело очень расплывчатые черты, а также носло приключенческую окраску. А если речь шла о «неверующих», — то и вовсе тенденциозным! Тот, кто никогда не видел живого татарина или сарацина, мог легко принять цыгана за представителя этих далеких народов, считая, что сюда его занесла нелегкая судьба».

Документы 1444-45 годов подтверждают пребывание рома и синти, которых называли татарами, в Галиции (Польша/Украина). К началу XVI века сопроводительные и охранные грамоты свидетельствуют об их проживании в Литве, Бессарабии и на Украине.

Из легенды Кеттельбётер, микротопонима в южном Альтмарке, яствует, что речь, скорее, идет о странствующем племени нежели о татарах в сегодняшнем понимании. Там, у местечка Пекфитц, бывшей деревеньки вендов, постоянно оседали чужаки,  предлагая местному населению свои услуги: «…представители городской бедноты, подмастерья, которые никогда не могли стать мастерами, а также странствующие племена, такие как татары и цыгане…» «Кеттель» означает на литературном немецком языке «котел», «бётер» имеет приблизительное значение «избавлять, делать целым». Этот глагол имел значение не только «чинить, латать, ремонтировать», но и использовался в смысле «врачевать, исцелять болезнь». Это мистическое значение, которое было свойственно всему чужому, неместному, становится ясным из следующей фразы относительно топонима Кеттельбётер: «…шепча таинственные заклинания, они лудили и запаивали дыры, чтобы крестьяне заметили, что работа эта не была проста. Любопытная деревенская молодёжь должна была рассказать дома об увиденном во всех подробностях». Заклинания эти были таинственными, прежде всего, потому, что никто их не понимал. Воровской жаргон или язык рома казались простым крестьянам очень экзотичными, и они рисовали в своем воображении все самое ужасное: «На городской площади бродячим лудильщикам не разрешали вставать табором, потому как это был нечестный народ, которых считали способными на воровство и всевозможные пакости, в том числе и на наведение порчи на скот…»

Этот пример относительно мест временных разрешенных стоянок таборов странствующих цыган или рома показателен и для других упоминавшихся топонимов. Все они находятся вдоль бывших торговых путей или поблизости от деревень, у которых выгодно было останавливаться и предлагать свои услуги как жестянщиков, лудильщиков, точильщиков и т.д. Непосредственно деревушка Татерберг была основана в ходе мелиорации Дрёмлинга; до 1787 года это место оставалось необжитым местом для стоянки таборов.

Почти все эти старинные хроники свидетельствую: тартарами были, вероятнее всего, бродячие народы, цыгане, нищие и бедные мастеровые; в самом ли деле воины Бату хана, достигшие в 1242 году Кракова и Лигница, пошли дальше и добрались до Шлезвиг-Гольштейна, об этом сегодня нельзя говорить с полной уверенностью.

Первые татары и башкиры в Альтмарке

Первые настоящие контакты с представителями народов, которых мы в соответствии с нашими познаниями о них относим сегодня к тюркским народам, то есть с татарами, казахами и башкирами состоялись примерно в XVII-XVIII веках. Эти контакты были обусловлены, прежде всего, войнами. В местечке Клостер-Нойндорф на юге Альтмарка и в Зальцведеле нашли свое подтверждение контакты с казаками, татарами и башкирами в период войны с Наполеоном. Эти описания, как и представления о татарах в более ранние времена, были также достаточно односторонними, хотя в этом случае они носили положительный и даже «обеляющий» характер. Вот одно из свидетельств современника: «…оно, это подразделение русской кавалерии, состояло из одного офицера и примерно 12-20 мужчин: татар, башкир, вооруженных только луками со стрелами, а также отдельных наемных казаков. Местное население прониклось к ним таким доверием к этим чужакам, няньки и мамки протягивали гостям на лошадях своих грудных младенцев, чтобы те их поцеловали…» Это восторженное описание основывается, по всей вероятности, на том, что французы, захватив эти земли, подвергали народ страданиям, и вот теперь этот народ радовался приходу освободителей – российской императорской армии. Но этот опыт не изменил в целом негативного образа татар.

Дальнейшие контакты центрально-европейского населения с татарами происходили благодаря армиям, в рядах которых служили «босняки». В прусских частях босняков равно как и в саксонских, и в датских, в подразделениях копьеносцев служили крымские татары. «Босняк» в данном случае – выражение, использовавшееся для этих копьеносцев. С Боснией это слово связано только благодаря тому, что ранее название этому роду войск дали османско-боснийские копьеносцы. Скорее всего, благодаря своим великолепным качествам как наездников на эту службу в XVII-XVIII веке попадали прежде всего крымские татары.

Этноним «тюрок/турок/турецкий», в противоположность этнониму «татар» приобрело в XIX веке – начале ХХ века исключительно положительное значение благодаря турецкому влиянию в моде, музыке и гастрономии. «Alla Turca» — «по-турецки» вошло в европейскую моду.

Ничего подобного с этнонимом «татар» не произошло. Напротив, с середины XIX века, слово «татар» используется в Европе, и прежде всего в немецкоговорящих регионах, для обозначения сырой рубленой говядины, что поначалу однозначно не могло иметь положительной ссылки. Название «татар» сырой фарш получил, вероятно, после того, как монгол Бату хан достиг в 1240-1241 годах центральной Европы и со своими татарами крушил и рубил все вокруг себя в мелкие кусочки. Но это утверждение можно подвергнуть сомнению, потому что подобное обозначение для такого блюда из сырого мяса появилось только XIX веке.

Что касается более ранних контактов жителей Альтмарка с фактическими представителями тюркских народов, подтверждение этому я нашел только в одном месте. В легенде «Турчанка в Више» говорится о второй жене-турчанке одного рыцаря, которая приехала с ним в Альтмарк после его бегства из османского плена: «… когда он со своей второй женой подошел к двери. Обе его жены очень хорошо ладили друг с другом, и доблестный рыцарь фон Ягов жил теперь в Више почти как турецкий паша. Предание повествует о том, что существовал портрет турчанки, и о могильном камне в Грос-Гарце, где покоятся обе женщины…»

Итог

Наличие в Альтмарке и в его легендах топонимов с корнем «татер/татар/тартар» еще не подтверждает того факта, что в раннее средневековье здесь появились татары в смысле слова «относящиеся к тюркскому народу», и поэтому на этот вопрос можно дать только отрицательный ответ. Общий страх перед турками со времени экспансии Османской империи в Средневековье и опыт – даже если это были только слухи, — связанный с якобы нападением татар или монголов, способствовали возникновению образа татар, который скорее отражал страхи людей, но отнюдь не сегодняшнюю действительность из жизни татар. То, что этноним «татар» применялся относительно всех чужаков и пришельцев, добравшихся до Центральной Европы, и, прежде всего, «цыган», есть не что иное как незнание вкупе со страхом в том социальном окружении, которое было отмечено войнами, бедностью и неуверенностью. Симптоматичен при этом тот факт, что так называли представителей племен синти и рома, но имена, которыми они сами себя называли, нигде не упоминаются

Были ли это научные и «народно-этимологические» пояснения, касающиеся феномена «татар» или «татров» в Европе, одно бросается в глаза при чтении различных попыток объяснить это: во всех случаях какие-либо упоминания об этих людях были оставлены не ими самим, а немцами или европейцами. Семантика слова «татар/татер» в немецком языке содержит, таким образом, глубоко немецкую точку зрения на народы Востока и определяет более видение татар немцами чем облик действительных татар того времени. То, что взгляд на татар постепенно меняется не только в Саксонии-Анхальт, но и во всей Германии, связано, прежде всего, с присутствием представителей татарского народа, живущими ныне здесь. Они относительно хорошо организованы в таких крупных городах как Берлин, Кёльн, Франкфурт или Аугсбург и прилагают усилия к тому, чтобы посредством свой культурно-просветительской работы и публикаций изменить образ татарина, нагоняющего страх. Данная статья тоже является небольшим вкладом в эту работу.

Мисте Хотопп-Рике, Берлин

Related Posts

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

« »